«МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ -1

Между тем в конце 40-х и на протяжении 50-х годов произошли три события, которые придали «размышлениям о будущем» совершенно иной характер. Во-первых, была выдвинута и постепенно пробила себе дорогу в жизнь концепция о переходе научно-технического прогресса в стадию научно-технической революции — полного переворота в области развития науки и техники с далеко идущими социально-экономическими последствиями. Сделалось невозможным говорить о будущем человечества, абстрагируясь от грядущих изменений экономики и общественного строя. Тем более невозможным, что капитализму в эти годы стала противостоять не одна социалистическая страна, а целая мировая система социализма, и будущее наряду с прошлым и настоящим в гораздо большей степени, чем ранее, явится ареной идеологической борьбы.

Во-вторых, развернулось становление философской базы — основы новых буржуазных концепций будущего. Именно в эти годы завершилось в основном формирование теорий индустриализма, социал-реформизма, экзистенциализма, структурализма, неопозитивизма, тейярдизма, теории конвергенции и других, на которых зиждется современная буржуазная футурология. Наиболее важную роль в данном плане сыграл индустриализм, на базе которого сформировалась теория «постиндустриального общества», открыто противопоставленная научному коммунизму в качестве «альтернативной модели мира» и выдвинутся ведущим в 60-х годах на Западе футурологическим течением.

В-третьих, произошло открытие так называемого «технологического прогнозирования», суть которого сводится к замене попыток однозначного предсказания выявлением перспективных проблем путем условной экстраполяции в будущее наблюдаемых тенденций (поисковый прогноз) и выявлением возможных оптимальных путей решения этих проблем (нормативный прогноз) с целью выработки рекомендаций для повышения уровня целеполагания, планирования, программирования, вообще управленческих решений на основе сопоставления данных поиска и норматива. В начале 60-х годов мы видим «бум прогнозов» — появление на Западе сотен научных учреждений, специально занявшихся разработкой прогнозов научно-технического, социально-экономического и военно-политического характера.

Возник соблазн сконструировать на волне «бума прогнозов» новую науку, «науку о будущем», «историю будущего», футурологию. Правда, через несколько лет обнаружилось, что такая наука не имеет собственного предмета исследования, так как прогноз наряду с анализом и диагнозом является неотъемлемой функцией каждой научной дисциплины. Поэтому «история будущего» в отличие от «истории прошлого» органически входит в проблематику соответственно каждой науки, обязанной развивать теорию разработки прогнозов (прогностику) и практику (прогнозирование). На Западе оба последних термина объединились понятием «исследование будущего», а термин «футурология» сохранил значение образного синонима прогнозирования и прогностики либо стал означать «литературу о будущем» (или, уже, современные немарксистские концепции будущего).

Возник также соблазн применить инструментарий «технологического прогнозирования» — сложные формулы экстраполяции, методики опроса экспертов, прогнозные сценарии, математические модели и другие методы, хорошо зарекомендовавшие себя в частных прогнозах на несколько лет вперед, — к конструированию «модели мира» сравнительно отдаленного будущего, на многие десятилетия и даже столетия вперед. При этом на первый план выдвинулась концепция индустриализма, которая была взята на вооружение открыто апологетическим течением буржуазной футурологии 60-х годов и сделалась теоретической основой первых сверхдолгосрочных прогнозов глобального масштаба, выполненных в соответствии с требованиями «технологического прогнозирования».

В основе теоретической концепции индустриализма лежит предпосылка: уровень социально-экономического развития страны определяется не общественно- экономической формацией на той или иной стадии ее развития, а промышленным потенциалом. Единица измерения — величина валового национального продукта (ВНП) на душу населения. Если ВНП не превышает нескольких сот долларов в год, как в подавляющем большинстве стран Африки, Азии и Латинской Америки, то это — «доиндустриальное общество» независимо от общественного строя страны. Если ВНП составляет несколько тысяч долларов, как в экономически развитых странах Северной Америки, Европы, а также в Японии, Австралии, Новой Зеландии и некоторых других, то это — «индустриальное общество». Но ВНП растет почти во всех странах мира. Когда в развивающихся странах он поднимется на уровень тысяч долларов, те автоматически перейдут в разряд «индустриальных». А когда в развитых странах он достигнет десятков тысяч долларов, те перейдут в следующий разряд, станут странами «постиндустриального общества», которое будет не менее резко отличаться от «индустриального», чем последнее от «доиндустриального».

Эта концепция с разными вариациями развивалась в работах У. Ростоу, Дж. Гэлбрейта, Д. Белла, Р. Арона, А. Турэна и других ведущих идеологов Запада. В футурологическом плане наиболее полно она была проведена в книге Г. Кана и А. Винера «Год 2000» (1967), остававшейся в центре внимания западных футурологов вплоть до начала 70-х годов.

Короче говоря, теория «постиндустриального общества» изображала перспективы развития человечества как постепенное уподобление одной страны за другой современным Соединенным Штатам и в экономическом и в социальном отношении. Что же касается самих США и непосредственно следующих за ними наиболее развитых капиталистических стран, то они поднимались до уровня «постиндустриального общества», в которое затем, десятилетия и столетия спустя, вливались остальные страны мира.

«Постиндустриальное общество», по мысли его создателей, — это прежде всего общество без рабочего класса и крестьянства. Предполагалось, что при дальнейшем развитии комплексной механизации, автоматизации, кибернетизации общественного производства доля занятых в материальном производстве не превысит 25% (в том числе 1—2% занятых в сельском хозяйстве) к концу XX в. и 10— 15% к середине XXI в., доля занятых в сфере обслуживания также упадет ниже 10%. Эти считанные проценты, как и в науке, народном образовании, здравоохранении, составят «технократы» — дипломированные специалисты с высшим образованием.

Похожие записи:

  1. «МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ
  2. Мир на рубеже III тысячелетия.
  3. Состояние и распределение земельных ресурсов мира

Метки: ,