«МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ -3

Известный американский писатель Курт Воннегут в своем фантастическом романе «Утопия-14», написанном еще в начале 50-х годов, когда «постиндустриалисты» только формировались как течение, попытался дать исчерпывающий ответ на подобного рода вопросы. В изображенном им кошмарном «постиндустриальном» буржуазном обществе будущего реализована комплексная кибернетизация всего общественного производства. Полностью автоматизированными заводами и фермами, средствами транспорта и связи, питанием и строительством, обучением, лечением и развлечением людей управляет бесстрастная, всезнающая громада сверхгигантской электронно-вычислительной машины «ЭПИКАК-XIV». Для ее обслуживания достаточно горстки «технократов». Вместе с женами, детьми, прислугой, охраной — это считанные проценты населения.

Все остальные поделены примерно поровну. Половина, чтобы убить время, с лопатами в руках выполняет какую-то бессмысленную работу. А так как человек добровольно никогда на это не пойдет, то вторая половина стережет первую с винтовками в руках. Естественно, дело кончается бунтом. Развитие механизации, автоматизации, кибернетизации производства в условиях буржуазного строя привело к тому, показывает автор «Утопии-14», что лишним сделалось… само человечество.

С момента выхода в свет «Утопии-14» минуло более трети века. Но до сих пор ни один буржуазный экономист, социолог, философ, ни один «постиндустриалист» так и не дал иного, альтернативного ответа на поставленные выше вопросы, так и не показал, как из реального мира сегодняшних дней родится «постиндустриальное общество» и как оно будет функционировать в обозримом будущем. «Модель мира № 1» и до сих пор фигурирует как одна из основных в буржуазной футурологии. Но ее явная уязвимость заставила «постиндустриалистов» потесниться и дать дорогу другим «моделям».

Мы уже говорили, что у «постиндустриалистов» с самого начала были оппоненты даже среди людей, далеких от марксизма. Некоторые научные и политические деятели реформистского толка сомневались в совместимости социально-экономических последствий научно-технической революции с сохранением капитализма в его современном виде и выступали за то, чтобы «приспособить» его к будущему путем усиления в нем социалистических начал вплоть до полной «конвергенции» с социализмом. Представители другого течения, опиравшиеся преимущественно на философию экзистенциализма, тейярдизма или неопозитивизма, вообще сомневались в совместимости последствий НТР с дальнейшим существованием человечества и расходились только, но вопросу о том, когда и как именно погибнет современная западная цивилизация. Но оба оппозиционных течения были относительно слабы и постепенно сошли на нет в социально-политических бурях конца 60-х годов, влившись в совершенно иные русла, когда расстановка сил в буржуазной футурологии существенно изменилась. Главенствовать некоторое время продолжало, открыто апологетическое течение, выступавшее под знаменем «постиндустриализма».

Не прошло и года после появления книги Г. Кана и А. Винера, как обстановка стала резко меняться и прогнозы, построенные на наблюдаемых тенденциях, начали рассыпаться в прах. Начало сдвигу было положено памятными политическими кризисами конца 60-х годов, подъемами рабочего движения, молодежными «бунтами» и т. д. Будучи органически связаны с социально-экономическими недугами капиталистического способа производства и представляя собой, конкретные проявления общего кризиса капитализма, эти кризисы привели в действие механизмы цепной реакции ряда социальных, политических и идеологических последствий, в том числе вызвали «антифутурологические» настроения.

Похожие записи:

  1. «МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ -2
  2. «МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ -1
  3. «МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ
  4. Мир на рубеже III тысячелетия.

Метки: ,