«МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ -4

Первая «антифутурологическая волна» была связана с растущей тревогой мировой общественности по поводу прогрессирующего загрязнения окружающей природной среды. Она нарастала исподволь, долгие годы, а в конце 60-х годов — не без влияния результатов «технологического прогнозирования» — обрушилась лавиной. Стало прямо-таки неприличным  говорить о каком-то безоблачном «постиндустриальном обществе», игнорируя общую тревогу насчет того, что станет с Землей. Прозвучал лозунг: «Никакой футурологии без экологии!» Вторая «волна» как бы накатилась на первую. Началось с поисков «виновника» загрязнения природной среды, а кончилось полной переоценкой научно-технического прогресса, который был признан бесперспективным и в его существующих формах социально неприемлемым по всем статьям — от энергетики, основанной на сжигании невозобновляемых запасов

органического топлива и применении радиоактивных расщепляющихся материалов, которые трудно «хоронить» после употребления, но легко использовать для бесконтрольного изготовления атомных бомб, до материально-сырьевой базы, связанной со «вскрышными» разработками на огромных пространствах и с некоторыми видами синтетики, которые при старении дают канцерогенный эффект, от автоматизации промышленности с усилением монотонного труда стоящего у автоматов человека и с ростом безработицы (при капитализме) до химизации сельского хозяйства с далеко не всегда благоприятными последствиями для природной среды и здоровья людей, от автотранспорта, уносящего ежегодно в мире сотни тысяч жизней, не считая миллионов, попадающих в больницы после автокатастроф, до телевизора, превращающего человека в своеобразный «придаток» к нему. И прежде всего, разумеется, по части создания ядерного, химического, бактериологического и другого оружия массового уничтожения, грозящего человечеству катастрофическими бедами.

Вместо радужных глобальных прогнозов на базе «технологического прогнозирования» быстро разрослось «технологическое оценивание» (ассесмент), которое тут же превратилось в тотальную ревизию научно-технического прогресса с требованием оценивать его последствия не только по технико-экономическим критериям. К предыдущему лозунгу добавился еще один: «Никакой футурологии при современной технологии!»

Третья «волна» была слабее двух первых и вскоре слилась с ними. Она носила ярко выраженный антисциентистский характер с требованием «упразднить» науку как якобы виновника всех бед человечества и «заменить» ее какой-то новой формой общественного сознания — какой  именно, неясно даже самим антисциентистам. Но определенную роль в дискредитации «мажорной футурологии» 60-х годов эта «волна» также сыграла.

Наиболее ярким проявлением начавшегося сдвига в общественном мнении стран Запада стала книга О. Тоффлера «Футурошок» (1970), которая на целых два года сменила «Год 2000» в качестве «футуро- логического бестселлера № 1». Тоффлер ярким языком публициста рассказал о том, как социальные последствия НТР развеивают в прах мир современного буржуа, все привычные каноны его социального времени и пространства, его социальной среды, социальных ценностей. Разваливается семья: на каждые два брака -— один развод. Теряет былой престиж вся система образования — от школ до университетов. Развивается чудовищное потребительство: чем чаще меняешь дом, вещи, друзей — тем «престижнее». Порнография становится «обычной» литературой, фотографией и кинематографией, средства массовой информации — средствами массового оглупления людей. Искусство превращается в стремительно сменяющие друг друга модные направления. Наука, подбираясь к секретам управления развитием физического и психического облика человека, усиливает возможности манипуляции личностью, ускоряет процесс превращения человека в какой-то кибернетический организм. Преступность, наркомания, массовая деморализация людей растут как на дрожжах.

Сталкиваясь со всем этим, человек все чаще оказывается в состоянии шока. А ведь такие явления, доказывает автор, только начало. Это не просто шок, а шок от столкновения с будущим, футурошок. Какое уж тут «постиндустриальное общество»! Впору говорить о надвигающейся глобальной катастрофе.

Почти два года вокруг книги Тоффлера кипели споры о том, реальна ли грядущая катастрофа, и если да, то как ее избежать. А в конце 1972 г. вышла книга, по сравнению с которой «Футурошок» казался сущей идиллией. Это был первый доклад Римскому клубу — хорошо известные ныне «Пределы роста» Д. Медоуза и его коллег.

Римский клуб — собрание нескольких десятков известных деятелей Запада, — получивший название по месту своей штаб-квартиры, был создан в 1968 г. по инициативе итальянского общественного деятеля А. Печчеи с целью обратить внимание мировой общественности на серьезность проблем, вставших перед человечеством. Клуб располагает достаточными средствами (через поддерживающие его фирмы), чтобы финансировать соответствующие научные исследования. Первое из них, открывшее длинную серию работ по глобальному моделированию, было выполнено группой Д. Медоуза на основе идей, изложенных в монографии Дж. Форрестера «Мировая динамика» (1971). Отчет об исследовании и составил содержание «Пределов роста».

Форрестер предложил — а Медоуз и его коллеги реализовали это предложение — вычленить из сложного комплекса глобальных социально-экономических процессов несколько решающих для судеб человечества, а затем «проиграть» их взаимодействие на кибернетической модели с помощью ЭВМ совершенно так же, как «проигрываются» противоречивые технологические процессы при определении оптимального режима работы какого-нибудь предприятия. В качестве такого рода процессов были избраны рост мирового населения, рост промышленного производства и производства продовольствия, уменьшение минеральных ресурсов и рост загрязнения природной среды. Моделирование с помощью ЭВМ показало, что при существовавших темпах роста населения мира (удвоение за 33 года) и промышленного производства (удвоение примерно за 10—14 лет) на протяжении первых же десятилетий XXI в. минеральные ресурсы окажутся исчерпанными, рост производства прекратится, а загрязнение природной среды станет необратимым. Все это, вместе взятое, способно привести к гибели нескольких миллиардов человек. Чтобы избежать такой катастрофы, авторы выдвинули концепцию «нулевого роста»: резко сократить темпы роста населения и промышленного производства, сведя их к уровню простого воспроизводства людей и машин по принципу — новое только взамен выбывающего старого.

Такова была «модель мира №2», предложенная западной футурологией. Ее крайняя минорность резко контрастировала с мажорностью «модели № 1».

Похожие записи:

  1. «МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ -3
  2. «МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ -2
  3. «МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ -1
  4. «МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ

Метки: ,