«МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ -6

Первым шагом в становлении «модели мира № 4» явилось развитие концепции «качества жизни», которая зародилась еще в 50-х годах, но достигла кульминации на гребне «экологической» и «технологической» волны в начале 70-х годов, когда оказалась связанной с широкой пропагандистской кампанией «за новое качество жизни» и была возведена в ранг одного из идеологических столпов государственной политики США, ФРГ, Японии, Франции, Англии и многих других стран Запада. Сама по себе категория «качества жизни» очень важна, весьма конструктивна и имеет такое же право на существование, как и аналогичные категории уровня, образа, стиля, уклада жизни.

Но в данном случае речь шла не просто о мере удовлетворения более высоких потребностей по сравнению с теми, на оценку которых ориентирована категория «уровень жизни», а о противопоставлении «уровня» «качеству», о призыве к отказу от «экономического роста», вообще от научно-технического прогресса, к требованию «замены» существующей западной цивилизации совершенно иной (правда, без посягательств на существующий способ производства).

Поначалу казалось, что просто-напросто предпринимается очередная попытка возродить древнюю социальную утопию идеализации общинного строя, корни которой уходят в античные времена, к Jlao-цзы, Эвгемеру и Ямбулу, а позднее— к Руссо, анархизму, многочисленным произведениям под общим девизом «Назад к природе!» второй половины XIX в. Но проходили год за годом, и становилось все более очевидно, что мы имеем дело с «последним словом» буржуазной футурологии с «моделью мира», которая на Западе оказывается господствующей в 80-х годах нашего столетия. Энергетический, экономический и политический кризис середины 70-х годов вознес эту «модель» на неслыханную прежде высоту, придал ей небывалые прежде внимание мировой общественности и масштабы разработки, поставил ее на одно из центральных мест в идеологической борьбе двух социальных систем на современной мировой арене.

Отдельные «кирпичики», из которых складывается (пока еще только складывается!) «модель мира №4», выглядят примерно следующим образом:

— Отказ от всякого рода «псевдопотребностей», начиная с вооружений и кончая наркотиками, в том числе алкоголем и никотином, а также предметами роскоши и безделушками, которые навязываются рекламой. Свертывание отраслей промышленности, работающих

на «псеидоиотребности», т. е., по мысли авторов, львиной доли всей индустрии.

—        Повсеместный переход к умеренному рациональному питанию, с отказом от всякого рода излишеств. Свертывание химизации сельского хозяйства, развертывание биологических способов защиты растений и домашних животных. Распространение садово-огородных участков, с помощью которых городские жители могли бы разнообразить свой стол натуральными продуктами и сделать свой досуг, а также воспитание молодежи более содержательным.

—        Повсеместный переход к скромной гигиенической одежде (не обязательно однообразной) с отказом от модных излишеств. Принципиальный отказ от одежды и утвари «одноразового пользования», как чрезмерно дорогостоящих в экологическом отношении. Переход на технологию стирки и уборки, исключающую химические вещества.

—        Курс на дезурбанизацию, на строительство поселков из небольших домов, максимально утепленных и в то же время с весьма прохладным микроклиматом (12—13° С ночью, 16—18° С днем). Повсеместное распространение гелиоустановок на крыше с целью минимизировать затраты топлива на обогрев и освещение, на приготовление пищи и т. д.

—        Курс на свертывание средств транспорта. Пешеходная доступность мест работы, покупок, развлечений. Замена автомобиля велосипедом и на более далеких дистанциях — электромобилем. Отказ от все большей части деловых и развлекательных поездок «за информацией» по мере распространения телевизора нового типа, позволяющего получать «эффект присутствия» на любом зрелище, изображения текстов и рисунков из электронных хранилищ информации (вместо печатной продукции, ограниченной масштабами сведения лесов на планете), а также способного служить видеофоном для контактов на любых расстояниях. Свертывание производства «избыточной» информации, замыкание информации, ненужной непосредственно человеку, на систему «машина — машина».

—        «Оптимизация» мирового топливно-энергетического баланса путем увеличения в нем доли «чистых» источников энергии, т. е. гидравлических, солнечных, ветряных, гео- и гидротермических и тому подобных электростанций. По мысли авторов, все сказанное выше позволит удовлетвориться только такими источниками энергии.

—        «Оптимизация» мирового материально-сырьевого баланса путем увеличения в нем процентной доли вторичного сырья на основе полной безотходности производства и потребления с полной утилизацией тары.

—        Культ развития личности, культ здоровья человека и культ природы, на что направляются основные усилия общества с соответствующим перераспределением занятых в общественном производстве и с соответствующей ориентацией всех семи форм общественного сознания: мировоззрения, науки, искусства, морали, права, психологии, религии.

—        Повсеместное распространение двух-трехдетной в среднем семьи мри резком увеличении времени на общение родителей (вообще взрослых) с детьми в структуре досуга. Переход к простому воспроизводству населения.

—        Расширение участия людей в решении социальных (в том числе глобальных) проблем с переключением в русло общественной жизни еще одной значительной части усилий людей.

Наиболее ярко такого рода тезисы развивались в книге английского экономиста Э.Шумахера «Малое — это прекрасно: экономика ради людей» (1974), которая и по сей день входит в первую десятку футурологических бестселлеров, хотя в ней меньше всего говорится о будущем. Но эти тезисы можно встретить также и в упоминавшихся выше книгах Форрестера, Медоуза, Месаровича и Пестеля, Тинбергена и в четвертом докладе Римскому клубу (Э. Ласло и др. «Цели человечества» (1977)). Им целиком посвящены три последующих доклада Римскому клубу: Д. Габор и У. Коломбо «За пределами века расточительства» (1978), Дж. Боткин, М. Эльманджра и М. Малица «Нет пределов образованию: сужать разрыв в культуре людей» (1979), О. Джиарини «Диалог о богатстве и благосостоянии» (1980), где автор призывает сочетать «наследство, полученное человеком» (технику) с «невосполнимым приданным» (природными ресурсами), т. е. экономику с экологией, и доказывает, что «богатство» (уровень жизни) лишь одно из условий «благосостояния» (качества жизни), а отнюдь не тождественно ему. Те же тезисы лежат в основе нашумевшей книги Дж. Рифкина «Энтропия: новое мировоззрение» (1980), автор которой пытается распространить законы термодинамики на закономерности развития человечества («всякий прогресс достигается за счет деградации окружающей физической или социальной среды»), но приходит по существу опять-таки к «модели № 4»… Этот перечень можно продолжить.

О «модели мира № 4», конструируемой футурологами Запада, можно сказать все то же самое, что и о предыдущей. Здесь, безусловно, имеются конструктивные элементы, заслуживающие внимания. Здесь сильнее, чем где-либо, чувствуется прямое или косвенное влияние идей марксизма, что свидетельствует о неуклонном повышении значения идеологии научного коммунизма среди прогрессивной части современной мировой общественности. Но без серьезных, коренных социальных преобразований и эта программа утопична, гак как несовместима с капиталистическим способом производства, с буржуазным общественным строем.

Это заставляет еще раз глубже взглянуть на проблемы глобального моделирования с последовательных марксистско-ленинских позиций во всеоружии современной науки.

Похожие записи:

  1. «МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ -2
  2. «МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ -1
  3. «МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ
  4. Состояние и распределение земельных ресурсов мира

Метки: ,