ПРОБЛЕМЫ БУДУЩЕГО МИРОПОРЯДКА: МОДЕЛИ И РЕШЕНИЯ

Когда мы обращаемся к проблеме будущего миропорядка в аспекте глобальных проблем, мы сталкиваемся со многими трудностями научного и методологического плана. Что касается направления необходимых перемен, то многие западные авторы сходятся на том, что речь должна идти в первую голову о достижении равенства в международных экономических отношениях или по крайней мере о том, чтобы поставить равенство и справедливость на один уровень с эффективностью и материальным прогрессом. Л. Ласло в докладе Римскому клубу «Цели для человечества» именует это «революцией мировой солидарности». Он подчеркивает, что имеется в виду «переворот в современном сознании, который не уступал бы по своему значению французской революции XVIII века и Великой Октябрьской социалистической революции».

О революции, которая на сей раз называется «фундаментальной», идет речь и в докладе «Человечество перед выбором». Вот как формулируют его авторы свою основную цель: «Фундаментальная революция должна произойти в нашем сознании. По отношению к другим. По отношению к будущему. По отношению к земле. Речь идет о том, чтобы француз был столь же затронут смертью бенгальца, сколь и бретонца или корсиканца. Речь идет о том, чтобы видеть дальше конца нашей жизни и думать о будущем наших детей и внуков. Речь идет о том, чтобы управлять планетой, которая является общим достоянием всех людей».

Прекрасные слова, с которыми нельзя не согласиться. Но в проектах нет сколько-нибудь реалистического ответа на вопрос: как добиться осуществления этой самой «фундаментальной революции» в сознании людей, призванной стать истоком нового, справедливого миропорядка? В них отодвигаются на задний план или даже вовсе не принимаются во внимание главные объективные факторы, предопределяющие процесс и революционных, и эволюционных изменений в современном мире.

Мы являемся свидетелями поразительного феномена: герольды новой революции не хотят замечать революционного процесса, развертывающегося на земле вот уже более шестидесяти лет. Те же, кто соизволяют сделать это, тем не менее ищут решающий фактор спасения человечества не в социалистическом движении масс, а в некой новой религии, которая, неизвестно как, остудит страсти враждующих социальных сил, озарит людей божественным духом солидарности и бросит их во вселенское космополитическое объятие.

Где же коренится причина такой слепоты, на чем именно, если можно так выразиться, спотыкается немарксистская общественная мысль в своих поисках оптимального НЭМП?

Безусловно, не в постановке самой проблемы. Напротив, в последние десятилетия западная наука внесла ценный вклад в осознание насущных потребностей человечества. Правда, она с большим опозданием обратилась к животрепещущей теме слаборазвитости, по существу лишь в 70-е годы заговорила всерьез обо всем, к чему марксисты стремились привлечь внимание мировой общественности уже в 20-е годы, — голоде, нищете, болезнях, безграмотности и других трагических последствиях нещадного ограбления колониальных народов. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. Не следует забывать, что от западных ученых, взявшихся за изучение глобальных проблем современности, требовалось немалое гражданское мужество: ведь расчеты и выводы Римского клуба, даже весьма осторожно сформулированные, несут большой разоблачительный заряд, объективно свидетельствуют о хищнической природе империализма и преступности его неоколониалистской политики.

Что же касается проблемы ресурсов или жизнеобеспечения, то здесь западной науке в известной мере даже принадлежит пальма первенства. Конечно, эти вопросы нашли свое место в марксистском учении, особенно много внимания уделил им Ф. Энгельс, рассматривая место человека в природе и его отношения с нею. Однако это направление до недавнего времени не было предметом основательных разработок в марксистской литературе. И ясно почему. Концентрация общественной мысли всегда вызывается актуальной социальной потребностью, а энергетический и экологический кризисы дали о себе знать именно в капиталистическом мире.

Слабость либеральной общественной мысли обнаруживается и в постановке задачи, вытекающей из анализа глобальных проблем современности, а именно необходимости строительства нового миропорядка.

Опять-таки, западная наука пришла к такому выводу с большим опозданием и под мощным давлением идеологии освободительного движения. Ее в немалой степени вынудили к этому логика конкуренции с марксизмом, стремление противопоставить теории научного коммунизма свою программу будущего, достаточно привлекательную для экономически слаборазвитых стран Азии, Африки и Латинской Америки.

Да и откликнувшись на нужды двух третей человечества, которые они до сих пор предпочитали игнорировать, западные политологи постарались извлечь из этого свою корысть. Они изображают дело так, будто формирование нового миропорядка началось два-три десятилетия назад, причем главным образом благодаря различным программам помощи империалистических держав слаборазвитым странам.

началось не десять и не двадцать лет назад, и уж, конечно, не с плана Маршалла и «Союза ради прогресса». Его начала в Октябре 1917 г. революционная Россия, провозгласив на весь мир социалистические принципы решения национального вопроса: право на самостоятельность и свободное определение своей судьбы, союз угнетенных империализмом народов. Мощный импульс его созданию дали разгром фашизма во второй мировой войне, переход на путь социализма группы стран Европы и Азии, развал колониальной системы под ударами освободительных революций.

Так был заложен фундамент нового миропорядка, и едва ли не каждый кирпич, уложенный в это здание, обагрен кровью. Ведь прежде чем понятие НЭМП появилось в документах ООН, стало обязательной принадлежностью межправительственных коммюнике и соглашений, превратилось в расхожий предмет научных симпозиумов, понадобилась напряженная борьба за международное признание тех принципов, которые оно олицетворяет. И в этом смысле строительство нового миропорядка пролегает через Суэцкий кризис, когда было подтверждено силой право каждой страны распоряжаться собственными природными ресурсами; через войну во Вьетнаме, где была доказана тщетность попыток сломить свободолюбивый народ, вставший на защиту своей независимости и пользующийся поддержкой социалистического содружества, всего прогрессивного человечества; через тревожные события 1972—1973 гг., когда страны — экспортеры нефти, невзирая на угрозы, решились внести поправку в неэквивалентный обмен; через десятки и сотни других острых схваток с империализмом.

Впрочем, трудно ожидать от буржуазно ориентированной общественной теории признания того факта, что строительство нового миропорядка исторически связано с социалистической революцией. Удовольствуемся тем, что она признала саму необходимость обновления международных отношений и тем самым негодность прежних порядков, при которых безраздельно правил капитал, неадекватность их нуждам человечества. Это уже кое- чего стоит.

Более того, увлекаемые неодолимым всеобщим движением идей в наш революционный век, многие западные теоретики правильно определили и то, что должно составить первооснову возникающего миропорядка, — сочетание мира и справедливости. Именно сочетание, ибо каждая из этих ценностей не может быть реализована без другой. Справедливость нужна не только потому, что так велит человеку его нравственное чувство, но и потому, что без нее невозможен сколько-нибудь прочный мир. Мир нужен не только потому, что представляет собой величайшее благо, но и потому, что он есть предпосылка всякой борьбы за справедливость.

Похожие записи:

  1. «МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ -3
  2. «МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ -5
  3. «МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ -4
  4. «МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ -1
  5. «МОДЕЛИ МИРА» В БУРЖУАЗНОЙ ФУТУРОЛОГИИ -6

Метки: ,