ЧЕЛОВЕК И ЕГО БУДУЩЕЕ КАК ГЛОБАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОСТИ

Проблема человека и его будущего приобрела сегодня поистине глобальный характер вследствие угроз его существованию и необходимой адаптации к новым условиям цивилизации. Вместе с тем она является центром всей системы глобальных проблем, которая имеет единую точку пересечения, своеобразный фокус, где объединяются и многократно усиливаются отдельные тенденции развития, определяющие будущее.

Сегодня уже нет в мире такой социально-философской и политической доктрины, которая может обойти эту ключевую проблему. Такой интерес к проблеме человека вызван многими причинами, прежде всего тем, что развитие мировых событий, рост производства и культуры предъявляют к нему новые, повышенные требования. Вместе с тем угроза мировой термоядерной войны, обострение других глобальных проблем ставят перед человеком и человечеством поистине гамлетовский вопрос: быть или не быть? Речь идет о том, быть ли нашей планете обитаемой. От нас, сегодняшних землян, зависит ответ на этот вопрос.

Для человечества сейчас очень важно разумно решать и проблему приспособления к резко изменившейся в последние годы окружающей среде.

Это ставит большие задачи не только перед биологией человека, но и перед социологией, психологией и педагогикой, теорией нравственного воспитания и научной организации труда.

Человек будущего, безусловно, необычайно расширит свои возможности с помощью самых разнообразных средств, включая фармакологию и психотерапию, и это поможет ему полноценно и без ущерба для здоровья действовать в самых сложных, подчас экстремальных условиях. Уже сегодня получены серьезные данные, которые свидетельствуют о новых, неизвестных ранее резервах биологической природы человека и его психофизиологических возможностях. «Биологическое оснащение» человека ярко обнаруживает свою универсальность. Человек, как «венец природы», должен высвободить и новые резервы, включая биологические, направляя их по пути гармонизации с социальными, психическими и нравственными силами, которые

он пока еще не научился прочно удерживать в необходимом равновесии, что приводит, например, к так называемым стрессовым состояниям, а также всякого рода психическим аномалиям, возникающим в экстремальных условиях эмоциональной напряженности, и т. п.

Разрабатываются разнообразные методы, с помощью которых можно было бы бороться с болезнетворным эффектом таких состояний. Однако это в основном дело будущего. Науке предстоит разгадать еще немало таинственных свойств биологической природы человека. И самая большая загадка — это человеческий мозг, психика как комплекс сознания и инстинктов, человеческий интеллект. Поиски в этой сфере дадут, по-видимому, самые впечатляющие научные результаты в будущем.

Изучение деятельности мозга — одна из сложнейших проблем современной науки. Она непосредственно связана с общим решением вопроса о соотношении биологического и социального в развитии человека и определением как путей и методов активного влияния на интеллектуальную деятельность, сознание и психику человека, так и их допустимых — с социально-этической и гуманистической точек зрения — пределов и форм. Современная нейрофизиология находится в процессе бурного роста, который, по мнению некоторых ученых; в ближайшее полстолетие приведет к решению главных вопросов, поставленных наукой о мозге на протяжении многих веков ее развития. Задача, очевидно, заключается в том, чтобы научиться эффективнее использовать имеющиеся ресурсы мозга, которые пока заключены в его неведомых тайниках.

Сейчас трудно более или менее точно сказать, в каком направлении и, главное, какими методами это будет осуществляться. По-видимому, это будет не какой-то один метод (естественный или искусственный), а метод комплексный, с помощью которого, как считают мно1ие ученые, мы, быть может, сумеем способствовать обратному воздействию разума на его собственную материальную основу — физиологию мозга.

Обратное воздействие разума мы видим, в частности, и в тех новых направлениях и формах соединения нейрофизиологических исследований с техническими и даже поведенческими науками, которые дают в последние десятилетия биокибернетика, эргономика и развитие психологии.

Новые возможности и резервы развития человека открывают также кибернетическое моделирование нейрофизиологических механизмов человека, их техническое воспроизведение в ЭВМ, создание «искусственного интеллекта», который мог бы выполнить неограниченно широкий круг функций естественного интеллекта.

Биокибернетические исследования будут способствовать существенному расширению интеллектуальных и психофизиологических возможностей человека и получат еще более широкое применение в медицине будущего, в эргономике — науке, комплексно изучающей человека в определенных условиях деятельности, связанной с использованием технических средств. Анализ психофизиологических явлений в экстремальных условиях при высоком нервно-эмоциональном напряжении (в частности, при управлении современной техникой) показывает, как велики возможности человека. Вместе с тем становится ясным и другое: весьма существенны психологические различия между людьми. Для психофизиологической адаптации человека, для развития у него соответствующих способностей необходимо изучать и эти различия, и общие явления, возникающие во взаимодействии человека со средой.

Эргономика, используя данные и методы биологии, физиологии, психологии, технических и социально-экономических наук и обращаясь к человеку как субъекту деятельности, прежде всего трудовой, выявляет его резервы и творческие возможности, включая высшие проявления психики.

Психологии в будущем предстоит на определенной стадии развития науки приобрести доминирующее значение, конкретизируя и объединяя комплекс наук о человеке. Сбудется ли это предсказание, покажет время, однако развивающееся уже сегодня комплексное исследование психики человека дает серьезные основания для подобных прогнозов.

Итак, значительные успехи современной науки в исследовании биологии, генетики и психики человека не только позволяют ему лучше адаптироваться к новым факторам природной и искусственной среды, но и открывают перед ним перспективу активного преобразования своей биологической природы применительно к новым задачам во всех проявлениях его жизни как свободного и гармонически развитого существа. Но означает ли это, что человечество вступит в новую стадию своей эволюции, на которой человек будет создаваться в значительной мере искусственно — как «фабрикуемый» с помощью генной инженерии и

биокибернетики «сверхчеловек»? Хотя утопические проекты выведения «нового человека» с помощью науки О. Хаксли в своем нашумевшем романе «Прекрасный новый мир» довел до абсурда, однако они до сих пор продолжают смущать умы не только писателей-фантастов, но и ученых, апеллирующих, в частности, к евгенике и ее новым вариантам, связанным с попыткой использовать методы генной инженерии в целях «конструирования» человека, способы клонального размножения и т. п.

Марксисты не могут принять эти идеи даже в самом облагороженном виде. И не только потому, что эти идеи скомпрометировали себя в прошлом. Марксистско- ленинское учение о человеке и путях его развития не нуждается в такого рода «дополнении», так как включает в себя научные (в том числе связанные с использованием достижений генетики) результаты исследования человека. Это учение ориентирует на решение задачи формирования нового человека как социальной по самому своему существу, и лишь с таких позиций оно обращается к биологии, прежде всего к генетике, все более расширяющей сегодня сферу прямого «обслуживания» человека, его здоровья, его развития.

Что же касается неоевгенических проектов создания «идеального человека», то они несостоятельны прежде всего в научном, теоретическом отношении. Они односторонне определяют «идеал человека», опираясь при этом на весьма еще ограниченные знания генетики человека, на ложные идеи прямой связи генетической основы человека с его умственными и вообще духовными качествами. Эти проекты порочны в социальном плане, так как ориентируют не на общественные факторы изменения человека, а на чисто генетические. Не случайно подобные планы берутся на вооружение расистской идеологией, теорией и практикой геноцида.

Это не значит, конечно, что в принципе невозможно и нежелательно какое бы то ни было активное вмешательство в наследственность человека. Однако следует четко отличать научную возможность от реальной практики, которая не может руководствоваться абстрактными предположениями и требует конкретного определения социальных условий. Неоевгенические проекты объективно могут играть и действительно играют только реакционную социальную роль. Их реализация означала бы генетическую катастрофу для человечества.

Потенциальные возможности изменения человеческой индивидуальности с помощью генетических методов, пересадки или регенерации органов, нейрохирургии или нейрофармакологии ставят перед наукой и обществом в острой форме вопрос о гарантиях сохранности будущих поколений. Для этого необходимо установить допустимые пределы манипулирования основным генетическим материалом человека как биологического вида, вообще всякого воздействия на его индивидуальные качества.

Вопросы эти не простые и не легкие, и не случайно они стали предметом серьезной озабоченности мировой общественности. Так, Всемирная организация здравоохранения во исполнение резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 19 декабря 1968 г. «Защита человеческой личности и физической и интеллектуальной неприкосновенности в свете прогресса биологии, медицины и биохимии» подготовила в 1970 г. специальный документ «Права человека и здравоохранение в условиях прогресса биологии и медицины».

Последовательное проведение в жизнь этих этических принципов, а во многих случаях и законодательное их закрепление, как это имеет место в случае экспериментирования на человеке, конечно, являются важнейшей задачей человечества. Речь должна идти, следовательно, не только об использовании научно-технических возможностей, но, главное, и о том, какие реальные пределы их использования устанавливаются обществом, ставящим на первое место сохранение человеческой индивидуальности, свободы и прав человека. Это в особенности касается любых манипуляций с мозгом и психикой человека, его сознанием и поведением, которые могут привести к «кризису идентичности», т. е. к утрате человеком представления о своем месте в обществе, о самоценности собственной личности.

Разумеется, это не означает, что отбрасывается сама идея изменяющегося воздействия на мозг и психику человека в благотворном для него направлении. Эмоции здесь так же вредны, как и отсутствие социальной ответственности. Однако вряд ли можно сегодня в условиях «расколотого мира», ожесточенной борьбы прогрессивных и реакционных сил выдвигать эту идею как актуальную, так как ее реализация неминуемо оказалась бы еще одним коварным и отвратительным средством этой борьбы.

Похожие записи:

  1. Проблема взаимоотношения общества и природы в современной науке.
  2. Продовольственная проблема и пути ее решения

Метки: ,