ЭТНИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ СОВРЕМЕННОСТИ-1

Процессы межэтнической консолидации в первые послереволюционные годы были характерны и для нашей страны. Наиболее ярким их примером может служить формирование двух южно сибирских народов — алтайцев и хакасов. Население теперешней Горно-Алтайской области Алтайского края составляли в начале XX в. заметно различавшиеся по языку, культуре и хозяйственным занятиям племенные и территориальные образования. Это были говорившие на близких между собой тюркских диалектах алтайцы, или алтай-кижи, вместе с тесно связанными с ними маймаларами, теленгиты вместе с родственными им телесами и телеуты, а также заметно отличавшиеся от них по своим диалектам тубалары, челканцы, или лебединцы, и кумандинцы. Образование в 1922 г. единой Ойротской автономной области (позже она была переименована в Горно-Алтайскую), создание общего литературного языка, усиление хозяйственных и культурных связей способствовали относительно быстрому сплочению отмеченных выше групп в единую алтайскую народность.

Примерно такой же процесс шел на территории созданной в 1923 г. Хакасской автономной области (ныне входит в состав Красноярского края). До революции не существовало даже самого этнонима хакасы. Хакасская народность сформировалась на базе близких по языку и культуре этнотерриториальных образований, говоривших на близкородственных тюркских диалектах: качинцев, кызыльцев, койбалов, бельтиров, сагайцев.

Межэтническая консолидация может идти с весьма различной скоростью. Ее темп зависит от целого ряда факторов: уровня социально-экономического развития населения и интенсивности хозяйственных связей между его отдельными частями; политического статуса страны; географических условий, в которых живет население; степени сложности этнической структуры; степени языковой, культурной, религиозной и расовой близости групп и размаха национально- освободительной борьбы.

Внутриэтническая консолидация характерна для очень многих народов мира, в том числе и для этносов, весьма развитых в социальном и экономическом отношении. Вплоть до настоящего времени продолжается сплочение таких крупных и развитых европейских народов, как французы, испанцы, итальянцы, поляки.

Процесс этот, в частности, проявляется в быстром нивелировании различий между локальными группами соответствующих народов. Так, например, все более сближаются еще недавно заметно отличавшиеся друг от друга в культурном отношении пьемонтцы, ломбардийцы, лигурийцы, тосканцы, калабрийцы, сицилийцы и другие областные группы итальянцев.

Внутриэтническая консолидация характерна и для ряда народов нашей страны.

Как правило, чем выше общий уровень социально-экономического развития населения, тем быстрее идет процесс консолидации.

Иногда наблюдается тенденция слишком тесно связывать такие факторы, как стабильность хозяйственных связей и уровень общественного развития. Конечно, не вызывает никакого сомнения тот факт, что более высокому уровню социально-экономического развития, как правило, соответствуют и более прочные хозяйственные связи внутри данной конкретной территории; однако из этого правила бывают исключения, а иногда можно наблюдать прямо противоположную картину.

Так, уровень социально-экономического развития полинезийцев, в общем, значительно выше, чем уровень, достигнутый меланезийцами. В то же время товарный обмен в Меланезии носит гораздо более постоянный и прочный характер, чем обмен в Полинезии. Признавая значительное влияние на консолидацию степени развития хозяйственных связей, следует отметить, что этот фактор имеет важное, но все же не решающее значение для процесса консолидации: он действует совместно с другими факторами. В качестве примера значения тесных хозяйственных связей для ускорения консолидации можно взять Фиджи, где экономическое общение, безусловно, форсировало создание единой этнической общности.

Весьма широко распространен в мире другой тип этнического объединения — ассимиляция. Под ней обычно подразумевают растворение прежде самостоятельного этноса или его части в среде другого, обычно более крупного народа. Таким образом, этническая ассимиляция будет для одной стороны (ассимилируемых) этнотрансформационным процессом, а для другой (ассимилирующего этноса) — этноэволюционным. Следует различать естественную и насильственную ассимиляцию. Естественная ассимиляция имеет прогрессивное значение. Она происходит при непосредственном общении разнородных этнических групп населения, обусловлена потребностями упрочения их общей социальной, хозяйственной и культурной жизни и часто сопровождается этнически смешанными браками. Если естественная ассимиляция прогрессивна, то насильственная ассимиляция должна всегда рассматриваться как негативное явление. Она характерна для стран, где национальности неравноправны, и заключается в разного рода мерах органов власти, направленных на достижение этнической однородности (запрещение или ограничение использования языка национальных меньшинств, запрещение занимать административные должности лицам, не знающим государственного языка, дискриминация традиционной культуры национальных групп, давление на самосознание и т. п.).

Ассимиляционные процессы особенно интенсивны в экономически развитых странах мира, и прежде всего в тех из них, куда направляются или недавно направлялись крупные потоки переселенцев из-за рубежа. Классической страной бурно идущей ассимиляции являются США, причем процесс этот носит здесь в значительной мере насильственный характер. Давно уже широко известна истина, что в США иммигрант может добиться успеха лишь в случае своей быстрой «американизации». Переселенцы, не обнаруживающие способности быстро приспособиться к местным социальным, языковым и культурным условиям, терпят неминуемый крах. Близка по своему характеру и ассимиляция иммигрантов и их потомков в других «переселенческих» странах: Канаде, Австралии, Новой Зеландии.

В капиталистических странах ассимиляции подвержены не только иммигранты, осевшие на постоянное жительство, но также и национальные меньшинства. Так, в Финляндии, Швеции и Норвегии ассимилируются саами (лопари), в Нидерландах, ФРГ и Дании — фризы, в Великобритании — уэльсцы (англичанами) и гэлы (шотландцами), в Италии — немецкоязычные тирольцы, фриулы и ладины, славянские группы, албанцы и греки, французы (в Валь-д’Аоста), каталонцы (в городе Альгеро на острове Сардиния) и др. В той же Италии ассимиляция некоторых этнических общностей зашла настолько далеко, что они уже превратились в этнографические группы итальянцев. Это иантеллерийцы, говорящие сейчас только по-итальянски, но сохраняющие в своем языке отдельные слова семитского происхождения (некогда население острова Пантеллерия говорило на арабском диалекте, близком к мальтийскому), и отчасти сардинцы, до сих пор использующие в быту особый язык, отличный от итальянского.

Ассимиляция идет и в некоторых социалистических странах, но здесь она всецело носит естественный, добровольный характер. Так, в ГДР постепенно сливаются с немецким большинством славяноязычные лужичане, в Польше обособленные по языку кашубы фактически превратились в этнографическую группу польского народа, в Югославии в окружающем славянском населении постепенно растворяются аромуны и истро- румыны и т. д.

Похожие записи:

  1. ЭТНИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ СОВРЕМЕННОСТИ.

Метки: , , , , , , , , ,